Приветствую Вас, Гость | RSS | Объединение сайтов | Главная | Сводный боевой отряд (1979-1982) | Регистрация | Вход
Поиск по сайту
Меню сайта
Хорогский отряд
Главная » Статьи » Статьи. Публикации.

БЕРЕГ СВОЙ И БЕРЕГ ЧУЖОЙ
                                                          Берег свой и берег чужой
Смерть ходила за Ю.Н.Шутовым буквально по пятам, он мог много раз погибнуть на той, ставшей теперь историей афганской войне, но судьбе, видно, было угодно так распорядиться, чтобы он уцелел, хранила она его, оберегала. Только вот осколок от пули подарила на память, засел он в левой руке, ближе к запястью, замер в неподвижности. Врачи поостереглись в свое время вытащить его: не мешает, дескать, рука действует, ну и слава Богу. А ну, как начнешь этот «гостинец» удалять, да только вред причинишь, бывало же такое у других: пальцы служить отказывались. Шутов с ними согласился.
Шесть лет Юрия Николаевича Шутова остались на афганской войне, отмеченные орденом Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги» и «За отличие в охране государственной границы». Лучшие годы молодости. Но это были и годы, которые проверили его, советского офицера, на прочность духа, твердость характера, как и многих других наших юных солдат и их командиров. Вы видели как, собравшись на просмотр фильма «Особо важное задание» и едва высидев половину его, плачут в палатке офицеры, потерявшие в боях своих лучших друзей, своих подчиненных? Вы видели их ослепшие от слез глаза и дрожащие руки, держащие стакан с водкой? А мужики-то ведь все какие были! И ничем не заглушить боль от потерь, ничем не заменить беспомощность перед смертью. Как раз накануне попала группа наших бойцов в душманскую засаду, много ребят погибло, среди чужих скал найдя неожиданно вечное успокоение. За что это им, не успевшим понять, что такое жизнь? И среди них молоденький лейтенант, чье тело забрали с собой душманы. Пограничники, проведя дополнительную операцию, все-таки отыскали погибшего товарища, отправили печальным грузом под номером 200 на родину. Это была особенность афганской войны – ни одного погибшего не оставлять «духам», пусть и после вынужденного отступления возвращаться и находить останки, если не на поле боя, так в душманских убежищах точно. Это был так, в отличие от первой чеченской войны, жертвы которой еще, не секрет, находятся в морозильных рефрижераторах в областях, пограничных с Чечней, не опознаны и не преданы земле. НЕ поддается даже описанию столь прискорбный, вопиющий факт.
Шутову больно обо всем этом говорить, во время беседы он курит сигарету за сигаретой, скрывая нахлынувшее волнение. Возвращение в прошлое, а особенно связанное с войной – всегда испытание для нервов. Его офицерский хлеб никогда не был легкий, но он сам выбрал свою стезю и никогда об этом не жалел. Родился в Карелии, суровом северном крае, а жизнь после десятилетки забросила его в Среднюю Азию, где совершенно иные условия жизни, обычаи и традиции. Сперва учился в Алма-Атинском высшем пограничном, командном училище. После его окончания, в 1972 году, направили на погранзаставу на Памирском участке советско-афганской границы. Это была автономная застава, оторванная от «большой земли», но всегда находящаяся в полной укомплектованности. Пограничники жили вдали от цивилизации практически в спартанских условиях. В подходящее время на заставу привозился годовой запас необходимого (дороги к ней и летом-то были тяжелыми, труднодоступными), а дальше живите – на свое усмотрение, главное, границу держать на замке, а это не мало – не много, а в пределах 40 километров. Сопредельная территория – Афганистан – рядом, через реку Пяндж. Не было на заставе света, а значит, какая речь о телевизорах, печи топили углем, в магазине шаром покати. Приходилось выкручиваться, как умели. Заимели свою отару овец, свою хлебопекарню. Куцые клочки обработанной земли среди скал позволяли выращивать немного картошки, помидоров, огурцов. Летом жара до 40 и выше градусов, зимой – морозы до 10-15 градусов, хорошо, что не долго обычно стояли. Климат, условия жизни закаляли. Начинал Юрий Шутов, молодой лейтенант, заместителем начальника заставы, а через полтора года и вовсе сменил того на посту. Так получилось, что в ту пору происходила смена поколений офицеров-командиров: отслужившие свое уходили на отдых, на ответственные должности вступала молодежь. Вот и Шутову таким образом повезло. Хотя как это «повезло» рассматривать. Нести груз высочайшей ответственности на своих плечах – не всякому по силам, только уверенному в себе, самостоятельному, крепкому характером человеку. Им Юрий Шутов и оказался. Рядом с ним тяготы жизни терпеливо переносила жена, Людмила Михайловна, подрастали двое их детей. С Людмилой, надо особо отметить, Шутов повстречался там, на Памире, куда она приехала учительствовать, и любовь с первого взгляда уже через неделю соединила их навсегда. Безоглядно поверила девятнадцатилетняя Людмила в Юрия, в его надежность. Не ошиблась.

Пограничная застава Нульванд.


Ту далекую заставу на Памире Ю.Н. Шутов возглавлял почти 9 лет. Так что с необъявленной афганской войной он встретился, что называется, лоб в лоб, с самого ее начала. Как все тогда происходило? Не будем вдаваться в политику, Юрий Шутов и его подчиненные выполняли приказы высшего командования, и этим сказано все. В декабре 1979 года пограничники получили информацию от жителей местных таджикских кишлаков, что на сопредельной территории наблюдаются волнения, какие-то передвижения с тыла к границе и вдоль нее. Таджикам в свою очередь об этом стало известно от жителей афганских кишлаков. Народы эти имеют один общий язык, их населенные пункты традиционно располагались через Пяндж друг против друга, и они перекрикивались друг с другом через реку. Пограничники подключились к проверке информации. В самом деле, в район Памирского участка советско-афганской границы выдвигалась большая группа вооруженных людей. Цель их, как выяснилось, была такова: уничтожить органы новой народной власти в северных провинциях Афганистана. Поскольку перевалы на зиму были закрыты, душманским формированиям приходилось огибать горы, и таким образом они приблизились к нашей границе. Ущелье, по которому они двигались, выходило прямо к шутовской погранзаставе. Пограничники, когда впервые увидели эту бандитскую группировку, невольно сравнили их с басмачами, ярко изображенными в некоторых наших телефильмах и потому произведшими впечатление. Единственное, что отличало душманов от басмачей, - то, что вооружены они были современным оружием. Путь афганских боевиков (где-то человек триста) сопровождался огромной паникой среди мирного населения. И как тому не быть, когда те захватывали в плен активистов, учителей, представителей новой власти, сгоняли их в одно место, а потом по ночам устраивали казнь. Страшные крики жертв доносились с противоположного берега, леденили сердца, давили на психику. Нередко звучали угрозы и в адрес таджикских жителей: погодите, и до вас доберемся, связались с неверными…

к. Джорф Место ночных казней февраль 1980г Фото из альбома Юрия Шутова


Ситуация на сопредельной территории требовала вмешательства. Нет, пока вторгаться в Афганистан пограничникам не предписывалось. Был другой приказ: демонстративными действиями на своем берегу способствовать задержанию продвижения душманов вперед, в район их цели, где-то недельки на две, с тем, чтобы новая власть сумела подготовить к отражению натиска боевиков своих афганских солдат, сформировала отряды самообороны. По узким горным дорогам с превеликим трудом прибыл на шутовскую погранзаставу бронетранспортер. Холостыми патронами пограничники вели стрельбу на своей территории. Когда «духи» надумали двигаться дальше, по афганской территории был нанесен удар из крупнокалиберного пулемета.
И вот в один из таких напряженнейших дней у Ю. Шутова и произошла первая встреча, если так выразиться, со смертью. Выручила интуиция, на войне к ее голосу надо прислушиваться особо. Дело было так. Начальник погранзаставы Ю.Шутов узнал, что на сопредельной территории двигавшаяся следом за первой другая группа душманов почему-то остановилась там. Где нет никаких населенных пунктов. С какой целью? Предположили, что, возможно, хотят переправиться на наш берег, тем более угрозы сыпались на пограничников нешуточные. Юрий Николаевич самолично отправился в разведку, взяв одного подчиненного и таджикского милиционера, чтобы тот в случае подслушанных речей афганцев перевел их. Дозорные двигались по тропе, оказались на местном кладбище и вдруг увидели нацеленное на них с заречной стороны оружие. Один залп – и все они останутся лежать. Укрыться негде. В считанные секунды пришло единственное верное решение. Шутов поворачивается спиной к врагам и начинает громогласно раздавать команды несуществующим подчиненным. «Левый фланг, приготовиться к бою, Петров, прикрывать нас!» И так далее. И медленно, спокойно, вместе с другими дозорными начинает передвигаться в сторону близлежащего кишлака. Враги стрелять не стали, может, опешили от неожиданности… Когда Шутов прибыл домой, сел за стол обедать, жена ему говорит: «Ты бы хоть хорошенько умылся, все виски в пыли», Юрий Николаевич умылся, взглянул в зеркало, и дрогнуло сердце: не пыль это – то виски поседели в один миг, когда почувствовал там, на кладбище, дуновение смерти. Лишь хладнокровие, решительное поведение в критический момент спасли жизнь. Было ему тогда двадцать девять лет.
А потом в воздух поднялась наша авиация, нанесла удар по афганским боевикам. Запланировало операцию против душманов и афганское командование. Но она прошла не совсем удачно. Как потом стало ясно, и глава местной власти оказался на стороне «духов», и другие кое-какие обстоятельства не способствовали успеху. Перестрелка велась невообразимая, пули летали и по нашей погранзаставе. В то время и научил Шутов своих детей – дочку Виту и сына Мишу – прятаться, если вдруг перестрелка, под стол. Где какой выстрел – они сразу в это укрытие. Джо того, наверное, в крови у них это укоренилось, что однажды в Хороге (Таджикская ССР), где уже жили, произошел такой случай. Отец только что вернулся из очередной командировки из Афганистана домой, вдруг на улице раздался хлопок, лопнула шина у проезжающей машины, а дети вздрогнули и ринулись под стол, сестричка прикрыла голову брату. У Шутова аж слезы на глаза навернулись: для детей отец связан с войной.
Как на экране телевизора, наблюдали пограничники за развязкой той операции афганского командования. Много «духов» погибло, но и немало ополченцев попало в плен. Началось расползание душманских группировок. Новая афганская власть оказывалась слабосильной в наведении порядка, хотя бы в этих пограничных районах. И 13 февраля 1980 года нашим командованием было принято решение о создании сводных боевых отрядов из советских пограничников, которые теперь начинают действовать на территории Афганистана.
Далее выжидать нельзя было еще и потому, что создавалась реальная угроза уничтожения Памирской погранзаставы. Однажды снежная лавина, сошедшая с гор, отрезала заставу полностью от внешнего мира, оставалась только радиосвязь. И Шутов случайно сделал радиоперехват переговоров главаря «духов» со своим центром, речь шла о переправе на советскую территорию: дескать. Там наш человек, у него все готово… Юрий Николаевич собрал своих подчиненных, женщинам и детям (на заставе было 4 семьи) было дано указание: в случае нападения врагов срочно в бомбоубежище, где есть запасы необходимого, вход в него подорвать. Наши о вас будут знать, откопают. Стоит ли говорить, каково было произносить Шутову эти слова, вглядываясь встревоженное лицо жены и милые мордашки своих маленьких детей…
Необъявленная афганская война безжалостно вела счет своим жертвам. Первым среди советских пограничников пал, сраженный вражеской пулеметной очередью, данной через Пяндж по нашей территории, подчиненный Ю.Шутова Сергей Мельниченко.

Мельниченко Сергей Николаевич
(погиб 13 февраля 1980г)


Командующий военным округом, узнав об этом, выдохнул ожесточенно: «Ну все! Началось. Первую жертву среди нас распечатали, а сколько еще будет!» И далее в последовавшие непечатные крепкие, отборные слова он вложил всю свою горечь, всю свою решимость действовать и давить «духов» как клопов.
С непростой переправкой в ночное время на чужой берег трех наших бронетранспортеров, БМП, сводный боевой отряд при поддержке авиации принял участие в первой боевой операции на сопредельной территории. Банду душманов проследовали не одни сутки и на протяжении не одного десятка километров. Без потерь не обошлось. Был подорван один бронетранспортер, где в числе других погибли и солдаты с шутовской заставы. Мотоманевренная группа недосчиталась расстрелянной машины. Тринадцать человек погибло в той памятной акции против душманов.
А потом новая волна душманских происков накатилась. Местная афганская власть не смогла укрепить свои позиции. Кишлаки оказались под пятой «духов», которые получили свободный доступ к советско-афганской границе. Пограничники вынуждены были обосновать вдоль пограничной реки Пяндж на территории и в ущельях Афганистана свои гарнизоны, перейдя таким образом к охране и обороне границы с двух сторон. На нашем берегу ими собственноручно устанавливались мины – ловушки для непрошенных гостей. Враги неистовствовали. Санитарную машину с большим ярким красным крестом (!), перевозившую на нашей территории пациентов из одной больницы в другую, обстреляли, в итоге больные превратились в раненных. Прострелили грудь женщине – третьему секретарю горкома партии. Немало было и других подобных случаев. Но пограничники поставленные задачи выполняли четко и уверенно.
В 1982 году Юрия Шутова переводят в Хорог (один из пограничных городов Таджикистана), в штаб пограничного отряда. Начались его командировки на территорию Афганистана в составе наших сводных боевых отрядов пограничников, длились которые от одного месяца до трех. Началась его афганская эпопея. Военный опыт Юрия Николаевича был востребован в первую очередь в решении некоторых организационных вопросов на местах. Запомнилась одна из таких командировок тем, что снова в лицо ему заглянула беспощадная смерть. Гарнизоны, находящиеся на афгано-пакистанской границе, обычно на зиму «консервировались» (обкладывались минными полями), поскольку перевалы в этот период оказывались наглухо закрыты, значит, пути переброски оружия из Пакистана – тоже. Так вот, весной Шутову пришлось участвовать на «расконсервировании» одного из таких гарнизонов. Доставили туда группу саперов на вертолете. Начальник гарнизона командовал разминированием по схеме, составленной им самим. Но, оказывается, одну мину он в схему внести забыл. И судьба так подстроила, что ее растяжка уцепилась именно за его каблук. Благо, проволока из-за снега сильно провисла, и это спасло всех. На повелительный крик: «Замри!» начальник гарнизона среагировал моментально. Еще бы ну полшага – и… Мина там стояла выпрыгивающая, дающая три тысячи осколков. Непростительна та беспечность начальника гарнизона. Мне самой в прессе приходилось читать, как наши солдаты подрывались на наших же минных полях, поскольку не имели на руках точной карты, где и что заминировано руками советских бойцов.
Юрию Николаевичу не забыть конец апреля 1982 года. Получилось так. Что командир сводной боевой группы, вылетевшей в Афганистан, заболел и вместо него назначили Шутова. Это была его первая настоящая боевая операция. Слава Богу, обошлось без людских потерь. Только сам Шутов получил контузию, да и то только потому, что командир нашего двенадцатого вертолета, выполняя вслед за остальными боевыми машинами задания, перепутал плато, где засели «духи», с местом, где находились наши бойцы ( обе точки были абсолютно одинаковыми), сбросил бомбу на своих. Спасло то, что бомба ударила в склон, разрывная волна ушла вверх, а осколки еще как-то удачно разлетелись над головами воинов. Правда, один из них ударил в каску Юрия Николаевича, тот его, еще горячий, в руки схватил, произнес: «Подарочек прилетел». А в ушах шум. Зато волю чувствам дал, чуть ли не десять минут сыпал в эфир такой забористый мат, забыв отключить радиосвязь, что вертолетчик и командующий округом слышали его очень хорошо.
Это было 29 апреля, а 1 мая группа Шутова в составе 50 наших пограничников и 20 военных афганцев начала выполнение нового задания – нужно было «выдавить» из указанного ущелья душманов с тем, чтобы они перебрались в другое, куда бы стеклись бандиты с других направлений, и там их вместе уничтожить. Месяц действовал Шутов со своей группой автономно, производя зачистку ущелья, сверяясь по карте. Продовольствие сбрасывали им с воздуха. И вот в этих новых обстоятельствах Юрий Николаевич еще раз убедился в том, какая это великая вещь – интуиция. Вновь она его не подвела. Группа выходила к месту, где ей предстояло заночевать. Уже начинало смеркаться, ребята от усталости буквально с ног валились. Сели ужинать. А Шутову местность абсолютно не нравится, тянет его с этого места уйти – и все тут. Сообщает об этом командиру афганских солдат, тот ни в какую не хочет трогаться. Тогда Шутов решительно заявляет: «Или давай быстрей наверх, или будут другие меры». Подчинился афганский командир. Только чуть вверх по склону группа поднялась, как по тому месту, которое они покинули буквально пять минут назад, открылась бешеная стрельба. Наши бойцы оказались в более выгодном положении, выше, чем «духи». Завязался бой. Отбились. А днем новый бой, выбили из населенного пункта душманов.

Калай-Хумб июнь 1982г Ребята из ДШГ "Щука" после операции вернулись в Калай-Хумб.
Фото из архива Козинец В.


Все фото с этой операции смотри здесь

После этой боевой командировки Юрий Шутов перевелся в разведку, был заместителем командира десантно-штурмовой маневренной группы, это то же самое, что подразделение быстрого реагирования. Его афганская эпопея длилась до 1 сентября 1987 года, еще долгих пять лет. В течение года обычно приходилось участвовать в двух крупномасштабных и не мене чем в трех – четырех частных операциях. Десантировались ребята туда, где складывалась напряженная ситуация в противодействии «духам», захватывали плацдарм для будущего поля боя, вели в окрестностях разведку, опираясь на помощь местных жителей. Его не переставало удивлять мужество наших бойцов, которые скрывали, например, сквозные ранения, чтобы только не расстаться с товарищами. Или вот еще такой случай. Бой с «духами» вела наша мотоманевренная группа, он был жестоким, отчаянным. Наши вынуждены были откатиться, превосходство оказалось на стороне противника. Недосчитались одного солдата. Непонятно, уда он делся, судьба его оказалась неизвестной. Только спустя 8 месяцев, когда советские воины вновь работали на этом направлении, удалось выяснить, что тот парень, получив ранение, до последнего прикрывал отход наших ребят. Бандиты схватили его, когда лишь их пуля заклинила его автомат. Буквально растерзали парня. Тело закидали камнями. Бойцы отыскали это место, доставили командирам и автомат погибшего, отобранный у «духов».
Случайных людей, по мнению шутова, на афганской войне не было, если кто-то вдруг проявлял слабость, он моментально становился вне коллектива, и ему подыскивали другое место – не на войне, конечно. По-другому и не должно было быть: если ты идешь в бой – ты должен на сто процентов, как в самом себе, уверен в том, кто находится рядом с тобой, плечом к плечу. Война никому не давала привилегий, для нее все были равны. А для Шутова равны – значит надежны, мужественны.
Вновь и вновь вспоминал Юрий Николаевич моменты, когда он мог погибнуть, да Бог миловал. Однажды с командиром одного из гарнизонов пошли осматривать позиции. Где-то связь перебило, связист побежал свое дело делать – и вдруг мина падает, взрывается буквально в трех метрах от связиста. Растет столб земли, забрасывает Шутова и других осколками камней. Связист даже ни одной царапины не получил, только тяжелую контузию, но вот она-то бесследно для его здоровья не прошла. А парень поваром на гражданке мечтал работать, чуть свободное время – бежал на кухню.
Другой случай, когда Шутову в другом гарнизоне пришлось посты проверять. Неожиданно хлопок, под ноги падает граната. Без чеки, но, странное дело, не разрывается. И еще были не менее леденящие души случаи.
Разные задания приходилось Шутову выполнять на афганской войне. В функции разведчика входило не только поддерживать связь с местным населением, но и склонять на сторону народа афганцев-боевиков, их главарей. Это была непростая, кропотливая работа, требующая просчета возможного риска. В течении долгих девяти месяцев, через посредников нащупывался, например, контакт с одним из главарей душманской группировки – молодым человеком 29 лет, имеющим незаконченное высшее образование, наиболее жестоко и, надо признать, грамотно действующим на протяжении многих лет в ущелье, наделавшим немало неприятностей советским формированиям. Суток не проходило, как случались засады, обстрелы, как говориться, расслабиться не давал ни на минуту. Так вот, Юрий Николаевич, несмотря на полный скептицизм своего начальника, на большую долю риска, пошел на встречу с этим главарем без оружия, взяв с собой лишь переводчика да держа в правом кармане гранату (она за оружие не считалась, а в случае угрозы можно хоть подорвать себя). Риск оправдался. Молодой человек согласился сотрудничать с советскими, и главной причиной этому послужили его резкие противоречия с другими душманскими группировками. Он действительно стал оказывать помощь, предупреждал о готовящихся акциях, спас таким образом жизни многих наших солдат, поддерживал порядок в контролируемой им зоне. Верна мудрость: когда ты говоришь о враге своем, помни, что может прийти день, когда он станет твоим другом. К сожалению, молодой человек сам вскоре погиб. Но его группа была легализована и влилась в состав афганских вооруженных сил, искупила свои прежние грехи.



На снимке вы видите Юрия Шутова с афганцем-милиционером. А прежде это тоже был «дух», но ему помогли пересмотреть свои взгляды, произвести переоценку жизненных ценностей. Надо отметить, что это был период 1986-1987 годов, когда наши командиры уже получали информацию о готовящемся выводе войск из Афганистана, а значит, перед ними теперь стояла задача – сберечь как можно больше солдатских жизней. Для этого были хороши, как говорится, любые средства, в том числе и установление контактов с душманами, перетягивание их на свою сторону. Это лучше, чем пролить море крови.
Долгим получился у нас разговор с Ю.Н.Шутовым. Память подбрасывала все новые и новые эпизоды из военной службы, жизнь, как кино, прокручивалась в обратном направлении. Сколько испытаний выпало на долю Юрия Николаевича, их тяжесть можно определить только сейчас, по происшествии многих лет. Но никакие жизненные обстоятельства его не сломили. И он рад, что сын Михаил пошел по его стопам, избрал стезю военного, в нынешнем году заканчивает Тамбовское училище связи (сейчас оно по новому именуется институтом). Трудно предугадать, как сложится военная судьба Михаила Шутова, но хочется, чтобы она не повторила путей-дорог поколения Юрия Николаевича Шутова, ныне ведущего специалиста отдела гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций администрации города.

                                                                                                                                                        Т.САНТЫЛОВА.


ШУТОВ ЮРИЙ НИКОЛАЕВИЧ


Категория: Статьи. Публикации. | Добавил: ТЫМКО (14.03.2011)
Просмотров: 1375 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
0
1  
Спасибо тебе Василий за все, что ты делаешь это все правильно и неоценимо, так и продолжай!!! Статью, я с удовольствием прочитал, ведь знаешь как после стольких лет неизвестности, узнать о судьбе своего командира, это дорогого стоит. Таких людей нужно помнить и любить, здоровья ему и быть любимым!!!!! С уважением участник группы "Щука" Козинец В.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright СБО Московского отряда © 2017
Хостинг от uCoz